{Танцы на стекле}

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » {Танцы на стекле} » {Южная часть} » Сенто-Рио, 37, квартира №9


Сенто-Рио, 37, квартира №9

Сообщений 31 страница 41 из 41

31

Игра...происходящее совсем не походило на игру, это была битва, сражение, в пылу которого нет, не от страха, а от захлестнувшей ярости вампирша забыла, что у нее есть другое оружие кроме своих же собственных клыков и ногтей. Это была сила против силы, оборотень против вампира, только физическое без всякого налета "современности" в виде магии (амулет, спрятанный в потайном кармане, отлетел в сторону вместе с разорванным платьем ) или железа (кинжал, закрепленный на подвязке с внешней стороны бедра, сверкнул незаметно для обоих, отшвырнутый вместе с кружевной полоской рукой оборотня, прошедшийся по внутренней стороне ноги, освобождая тело Аиды от любого клочка ткани, скрывавшего от него наготу).
Роджер еще что-то говорил, но смысл слов не доходил до сознания вампирши, мыслившей сейчас только яркими кроваво-красными образами, в которых оборотень был убит, но не просто умерщвлён, а предварительно растоптан и растерзан... Дразнящий запах, она все же пустила ему кровь, но не могла даже до нее дотянуться! Зарождающееся внутри рычание было резко погашено твердыми, требовательными губами, теперь оборотень не боролся с ней, а ласкал, от неожиданности Аида даже не впилась клыками в его так непредусмотрительно близко находящиеся губы. А потом....
"Нет! не хочу!"-пальцы вампирши, скрюченные на манер звериных когтей полосую доступную им сейчас спину оборотня, Аида пока еще не понимает, что он просто позволяет ей делать это. Но эти движения, толчки внутри неё, они оказываются странно-приятными и желанными...Горячий шёпот: -давай, бери сейчас...Как бы призывно выгнутая шея...Вампирша подается вперед, еще теснее прижимаясь к мужчине, погружая клыки в его плоть и насаживаясь глубже...Она глотает кровь, наполнившую ее рот, одновременно чувствуя, как содрогается ее тело в пароксизме удовольствия.

0

32

Губы оборотня вздернулись в оскале, когда две острые ледяные спицы прорезали кожу и мышцы шеи – острые, как бритва, почти без боли, а если она и была, то ее тут же начисто смыли горячие багровые волны, прокатывавшиеся сейчас в его голове тяжелыми хмельными валами.
Что-то горячее, почти обжигающее потекло по ключице. Воздух наполнился тяжелым, сводящим с ума медным запахом. Роджер словно сквозь горячечный бред чувствовал, как жадно припал к нему холодный рот Аиды, продолжая входить в нее раз за разом, глубокими мощными толчками. Наверное, от этих рывков глубоко всаженные клыки вампирши рвали мышцы шеи - вскоре вся грудь и живот оборотня были мокры, их с Аидой тесно слившиеся тела скользили друг по другу, словно ладно пригнанные детали какого-то мощного механизма, обильно смазанные горячим машинным маслом. Внутри, в низу живота, словно зрел огромный дрожащий бутон, готовый развернуть лепестки и утопить все его существо в диком пьяном меду. Оборотень чуть замедлил движения, чтобы не дать ему раскрыться слишком быстро – пусть вот так, на грани…   Тебе ведь тоже нравится, bambina? ну все, уже хватит, отпусти…
Аида, словно поймав его сигнал, наконец оторвалась от его горла. Роджер опустил запрокинутую голову и открыл глаза – рот, подбородок Терезы, все ярко алое, отдельные потеки сбегали даже по белой шее
- Держись крепче…- прошептал, задыхаясь, оборотень и впился ртом в мокрые и соленые, быстро наливающиеся теплом губы, продолжая подкидывать вампиршу мощными, экстатически размеренными движениями. Одна его рука крепко придерживала ее под спину, вторая, опытная и умелая, дразнила и ласкала женскую плоть – живот, бока, груди – постепенно подводя вампиршу к самому порогу экстаза. Затем оборотень чуть отстранил ее, заставляя откинуть назад голову и плечи, и, крепко придерживая теперь уже двумя руками, приник разгоряченными губами к изнывающей, возбужденной груди, лаская и чуть прикусывая то один, то другой сосок…
Они достигли почти одновременно – Аида чуть раньше, Роджер отчетливо почувствовал ее цветной взрыв у себя в голове, а несколькими секундами позже в точно такую же черно-разноцветную бездну провалился и он сам, мгновением раньше выскользнув из вампирши, и крепко и судорожно прижал ее к себе, приникнув щекой к ее теплому виску  и, сам того не замечая, лихорадочно шепча ее имя, слившееся в один низкий хриплый стон. Двойной экстаз, и свой и партнера – бесценный дар, доступный лишь телепатам…
Роджер не знал, сколько он прижимал так к себе Аиду ( но вряд ли это длилось больше четверти минуты ). Очнувшись, оборотень открыл глаза и отпустил девушку, медленно возвращаясь из райских кущ, куда их на мгновение тайком допустили под покровом темноты, в вечерний полумрак спальни.

0

33

Это была так приятно, так нереально восхитительно: взаимное проникновение друг в друга! Возможно ханжа-пуританин, и посчитал бы только одно действие допустимым, да и то скривив губы (как? поза не каноническая? как можно этим заниматься так...фи...развратно), но второе: клыки, проткнувшие кожу, для того что бы жадно глотать льющуюся кровь, уж точно было бы для него совершенно за гранью. Но Аиде не было сейчас никакого дела не то что бы до мыслей какого-то постороннего гипотетического зануды, но и даже до своих собственных...Насытившись, она еще некоторое время продолжала пить, почти захлёбываясь, но не от соленого потока, а от эмоций: "-Да, Роджер, да! так! делай это...делай!"
"-Держись крепче"-и она держалась, впившись ногтями в плечи оборотня, вздрагивая под его прикосновениями, подставляясь уже сама, без каких либо указаний или принуждений под ловкие, умелые пальцы, а потом под жаркие губы. Волна оргазма накрыла ее абсолютно неожиданно, Аида несколько раз так близко подходила к вершине, что ей уже начало казаться, что вожделенного пика она уже не сможет достичь. Но уж слишком опытный ей попался любовник, специально отодвигавший финальный миг удовольствия, чтобы в конце это оказалось так остро...на грани боли (хотя, возможно, оборотень просто так хорошо сумел почувствовать ее, сыграть с ее телом в эту томительно-сладкую игру ). Второй волной накатило удовольствие уже не ее собственное, а переданное, подаренное мужчиной.
"- Терезааа…"-их тела уже не были соединены, но сплетены так тесно, что удары сердца, казалось у них одни, на двоих. А потом он отпустил ее, вампирша потянулась было к нему, не желая разрывать объятий, но воспоминания о не слишком приятном начале вихрем ворвались в ее мысли.
"Я отомщу тебе, Роджер, так и знай...не сейчас...нет не сейчас, мне пока слишком хорошо, что бы думать о мести..."
Некоторое время вампирша лежала, прикрыв глаза, стараясь выровнять дыхание, а потом взглянула на оборотня, то что она решила отложить пока планы "по возмездию кому-то слишком зарвавшемуся", не отменяло того факта, что Аида высказала сейчас, все что она думает об этом наглеце, пылающей праведным гневом речи, правда, не получилось, но ее с успехом заменила смесь из испано-французский ругательств::
-Мо шье саль! Ихо де пута! Хилипойяс! Мэ ла судо что ты о себе возомнил! Карамба! Это Де пута мадре, но маж для мард, каброн!
(Грязная собака! Сукин сын! Придурок! Мне по ... что ты о себе возомнил! Черт! Это было охренительно, но иди ты на ..., козел!)

Отредактировано Аида (2007-12-28 22:15:39)

0

34

С сожалением попрощавшись с умопомрачительным  наваждением, медленно, но верно выпускавшим его из своих жарких объятий, Роджер развернулся и повалился на взрытую кровать рядом с Терезой. В месте укуса, сначала просто онемевшем, будто его обработали новокаином, проснулась и начинала глухо пульсировать тупая боль. Вся комната, казалось, пропиталась одуряющим запахом крови. Оборотень провел рукой по влажной коже, потом опустил глаза – рука, грудь, живот - все было щедро расписано красными мазками и потеками; Аида-Тереза, предававшаяся рядом послеобеденному отдыху,  сейчас, кстати, выглядела не лучше; простыне же, имевшей честь стать полигоном выяснения межрасовых отношений, теперь определенно светило лишь одно – отправиться на помойку. Без отдачи последних почестей. Весь ансамбль вкупе в первую очередь наводил на мысль о месте дорожной катастрофы, и лишь после определенного напряжения воображения - о “ложе любви”
Тесное общение с вампиром – это всегда катастрофа – усмехнулся тихий голос
Через некоторое время Роджер поднялся и сел на кровати, и почти сразу  же его взгляд наткнулся на какой-то небольшой округлый предмет, выглядывающий из-под клочьев того, что еще недавно было дорогим красивым платьем. Нагнувшись, оборотень подобрал и коротко повертел в руках непонятную  штучку  - и не глядя бросил на кровать рядом с Аидой, справедливо рассудив, что ничем иным, кроме как какой-то вампиршиной побрякушкой сей явно бесполезный предмет быть не может. И совсем уже было собрался встать, но в этот момент вампирша восстановила дыхание и почла необходимым подвести свой собственный вердикт всему произошедшему. Судя по пылкости, это было признание в любви, но несколько знакомых слов, ухваченных оборотнем из почти полностью иноязычной тирады, говорили совершенно об обратном, а именно – что его только что обложили, очень грамотно и по всем правилам жанра. Роджер выслушал исполненное огня обращение молча, чуть вздернув бровь и повернув голову к плечу, за которым находилась на тот момент злопыхательница, после чего очень коротко и лаконично ответствовал
- Пошла ты…
и, подобрав с пола джинсы и майку, ушел в ванную. Вышел он оттуда минут через пятнадцать, уже полностью одетый и дышащий свежестью; о предшествовавших событиях напоминала лишь недвусмысленная отметина, украшавшая его горло с левой стороны. Свершив краткий рейс к бару, оборотень вернулся на кухню в обществе стакана, на треть наполненного жидкостью, по цвету и запаху являющейся ничем иным как старым добрым скотчем, и, зажав в зубах сигарету, приступил к ликвидации следов и последствий так неожиданно ( Да ну? Правда, для тебя это стало неожиданностью? ) закончившегося их с Терезой позднего завтрака, не забывая  при этом время от времени коротко общаться со своим молчаливым стеклянным собеседником.

0

35

Аида проводила ушедшего в ванную оборотня взглядом из полуопущенных ресниц, последний взрыв негодования, пришедшийся на голову Роджеру и на самом деле был последний: сейчас хотелось только валяться, наслаждаясь послевкусием удовольствия.
Когда парень, покинув ванную, ушел на кухню, позвякивая там чем-то, вампирша изогнулась на кровати, с наслаждением вытягивая каждую мышцу тела, начиная с растопыренных пальцев поднятых вверх рук и заканчивая ступнями, подсыхающая корочка крови приятно обхватывала белую кожу “Но все же стоит и мне пойти в душ”-подумала она, вставая.
Теплые упругие струи барабанили по телу, сперва меняя свою прозрачность на бледно-розовый цвет, но потом вновь обретя кристальную чистоту. Аида даже замурлыкала про себя, уже решив, что “месть это блюдо, которое подают холодным, желательно еще и неожиданно”, а пока можно даже и не задумываться об этом: она довольна, очень довольна, если не считать некоторых моментов, но как уже говорилось “об этом позже”.
Вытирая волосы полотенцем, она вернулась в спальню, цапнула с простыни свой амулет и повесила его на шею, потом нашла кинжал в совсем другой стороне, аккуратно положила его на тумбочку, рядом с ножами оборотня, в их “обществе” ее клинок смотрелся изящной скаковой кобылкой среди тяжеловозов. При взгляде на постель, вампирша невольно облизнула губы розовым язычком. “А ты вкусный…во всех смыслах вкусный, Роджер!”
Стянув испорченное белье с постели, она добавила к получившемуся свертку клочки своего белья и не подлежащее восстановлению платье, и положила на пол у двери: “Только выбросить, больше с этим ничего не поделаешь…” хотя нет, ей вспомнилась одна история, когда она складывала пентаграмму из полосок как раз окровавленной простыни, но сейчас каким бы то ни было ритуалами заниматься  было….лееень .
Потом, порывшись в шкафу, облачилась в черную шелковую рубашку оборотня, которая на проверку не тянула на замену халата, едва прикрывая ягодицы. Улыбка, промелькнула на ее губах, когда она достала второй комплект постельного белья, решив застелить кровать. 
На кухню она вошла все с той же легкой улыбкой.
-Привет-сказала Аида, будто они расставались на целый день, а не на каких-то полчаса.

Отредактировано Аида (2007-12-28 23:31:34)

0

36

Роджер закрыл шкаф и окинул кухню быстрым взглядом – порядок. Во всяком случае, никаких зажигалок в осколках разбитых чашек и перевернутых стульев в поле зрения больше не наблюдалось. В коридоре тихонько стукнула, закрываясь, дверь ванной комнаты, и до слуха оборотня тут же донесся приглушенный шум льющейся воды. Роджер ухмыльнулся. Да, как выяснилось, “святая” Тереза все же любила удивляться. Двуличная сучка… Надо понимать, теперь счет увеличился еще на пару параграфов… - в чьем-то буйном воображении. Да черт с ней, пускай потешится мечтами, не будем разочаровывать даму раньше времени…
Роджер снова прошел в зал, не забыв прихватить со стола порядком полегчавший стакан, и  встал около бара, обводя комнату внимательным взглядом и задумчиво потирая щеку… Ничего хоть отдаленно напоминающего кобуру в пределах видимости не обнаруживалось, хотя Роджер мог поклясться – до того как пойти в ванную он заходил в зал, и  “сбруя” с Беретой была у него в руках. Оборотень сделал глоток виски и задумчиво покосился в сторону коридора – в голове забрезжила идея пойти и основательно тряхнуть некую любительницу кровавого секса – так, для профилактики, глядишь, чего и вспомнит… Но для немедленного претворения идеи в жизнь предполагалось предварительно вытащить эту  шипящую, царапающуюся кошку из-под душа. После секундных раздумий Роджер решил милостиво предоставить ей возможность вытащиться самой, посвятив освободившееся таким образом время размышлениям над утренними событиями, а так же событиями, им предшествующими, кои и стали причиной всех последующих засад и обломов. Надо сказать, подходил Роджер к сему процессу со всей ответственностью и никогда не экономил материалов на создание должной атмосферы, благо, материалы эти у него никогда не переводились и всегда были под рукой. Роджер протянул руку и открыл бар. Посреди разнокалиберных бутылок тихо прикорнула подруга-Берета; как и зачем он ее туда засунул, Роджер, убей, не помнил – не иначе, верная вещица за последние два года общения досконально изучила повадки хозяина и теперь сама, без посторонней помощи безошибочно выбрала способ наискорейшим образом попасться ему на глаза.
Роджер извлек пистолет из его неожиданного убежища, хотел было плеснуть в стакан добавочную порцию виски… но потом прислушался к внутреннему голосу - и захватил всю бутылку.
Вернувшись на кухню ( по дороге Берета отправилась во внутренний карман висящей на крючке  куртки, досыпать, а кобура – на верхнюю из навесных полок в зале, не мозолить глаза ), оборотень открыл окно, впуская в помещение прохладный влажный воздух, и достал из пачки очередной гвоздь в собственный гроб ( во всяком случае, так утверждали уважаемые эскулапы; сам то Роджер всегда называл их просто – “сигареты” ). Одновременно с чирканьем зажигалки за спиной раздались легкие шаги.
- Привет, - поздоровалась как ни в чем ни бывало, словно это не она полчаса назад  рычала и пыталась при помощи когтей превратить его спину в мясные спагетти. Оборотень коротко глянул на Терезу через плечо, мысленно в очередной раз проименовав ее двуличной сучкой, и продолжил было процесс прикуривания – и тут же снова поднял взгляд на вампиршу, развернувшись к ней лицом и привалившись спиной к подоконнику. Глаза оборотня сползли к стройным обнаженным ногами, призывно белеющими из-под его рубашки, и снова поднялись к лицу Аиды, выражая смесь иронии и одобрения.
- А тебе идет, - сообщил он вампирше с серьезным видом, - знаешь, пожалуй, я ее тебе подарю. Только вот… а хотя, нет, - Роджер покачал головой, прервав себя на полуфразе, - в ЭТОМ ты будешь по большей части бегать, так что насчет “замерзнуть” тебе волноваться не о чем.

0

37

Пропуская колкости и недружелюбный тон мимо ушей, вампирша подошла к оборотню, обвив руками его талию, и прислонившись щекой к груди, она подняла на него небесно-голубые глаза.
-А я решила на тебя не сердиться - наивно-твердо заявила Аида “Пока не сердиться”, прикрыв глаза, она потерлась об него, как бы желая оставить частичку себя, свой запах, ладошки нежно, осторожно, как будто боясь вспугнуть или причинить боль, прошлись по спине Роджера. Приподнявшись на носочках, она переместила голову на его плечо и подула на отметку своего укуса, “украшавшую” шею парня:
-Скоро пройдет - заверила она его, позволяя почувствовать свою удовлетворенность и довольство от лицезрения этой “метки”, а так же то, что сам процесс ее “становления” ей о-о-очень понравился. Аида была такая теплая, нежная сейчас – как будто котенок, ничем не похожий на прежнюю тигрицу. Но ведь тигры и есть кошки, большие кошки, игривые, добрые и чуть ленивые, когда лежат в тени деревьев, наслаждаясь послеобеденным отдыхом.

0

38

Оборотень чуть отвел руку с сигаретой, позволяя гибкому телу прильнуть к нему вплотную и молча, все так же серьезно глядя в ангельские невинные очи,  выслушал решение о своем  помиловании – и чуть не расхохотался. Вероятно, в ответ ему полагалось упасть на колени и разразиться слезами благодарности и умиления. Нет, bambina была либо совсем уж наглая, либо просто дура, если после всего произошедшего пыталась играть с ним “на лоха”. Роджер быстро затянулся, чуть отвернувшись в сторону, чтобы не осыпать пеплом голову, каким-то совершенно кошачьим движением трущуюся щекой о его плечо, и чувствуя, как сердце снова начинает сбиваться с шага и частить, как норовистый рысак. Что бы ни думал о Терезе  Роджер, его тело, определенно, имело свое собственное мнение на ее счет. И надо сказать, в отношении телесных дел Роджер с ним полностью соглашался.
Рука оборотня скользнула под свободно висящую рубашку и, погладив гладкую крепкую ягодицу, легла на теплую упругую талию вампирессы.
- Я серьезно сказал, ты в этом классно выглядишь. Но по улице… - оборотень развел руками и качнул головой, - до первого ханша или фараона. В общем, думаю, мы сейчас кое-куда смотаемся, на предмет возмещения убытков.
-Мне в любом случае скоро надо будет уйти, - добавил он, гася окурок в пепельнице.

0

39

-У меня есть плащ, как-нибудь переживу до "возмещения убытков"-вампирша улыбнулась, но потом ее лицо посерьезнело:
-Опять пойдешь "поскальзываться" на улицах? - в голосе послышались нотки тревоги, она заглянула ему в глаза, передавая мысленно, как будто не решаясь произнести такое вслух: "Я не хочу потерять тебя сейчас, Роджер"
За кадром, правда, остались размышления о том, что она будет очень сильно сожалеть о том, что кто-то убьет его не по ее желанию. Аида с сожалением отстранилась от оборотня.
-Тогда собираемся!
Плащ, накинутый на плечи (в кармане спрятан кусочек мыла с отпечатком ключа), нож пошел за голенище сапога, но прежде чем положить оружие на место, Аида показала Роджеру остро отточенные кромки лезвия и сказала этаким будничным тоном:
-Обычно ношу на подвязке, но вот теперь придётся так... "А вот теперь задумайся, была ли у меня все-таки возможность его вытащить и поранить кое-кого чересчур прыткого...А такая возможность ведь была, хотя бы когда я сидела на кровати.."

Отредактировано Аида (2007-12-29 00:40:54)

0

40

- Да  вот как-то за этим никто специально не ходит... обычно.
“  Это ты вообще к чему? У меня что,  на лбу написано  - “Камикадзе. Сегодня вылет”? Кстати, ты как, когда захочешь – сама сообщишь, или нарочного пришлешь?” – так же мысленно поинтересовался Роджер, отпустил вампиршу и вышел из кухни.
Быстро переодевшись в спальне и заправив свежую рубашку в джинсы, оборотень прихватил с тумбочки ножи и вышел в коридор. Аида как раз заканчивала одеваться и застегивала последние пуговицы плаща, прекрасно скрывшего наличие некоторого некомплекта на вышеупомянутой особе верхней одежды.  Если же верить утверждениям вампирши, прозвучавшим одновременно с демонстрацией ( именно демонстрацией, причем – практически неприкрытой, черт бы ее побрал, вся эта болтовня о подвязках прикрывала ее не более чем сами подвязки наготу вампирши ) оружия – то и нижней тоже. Роджер, в этот момент как раз зашнуровывавший ботинки, поднял голову, скользнул по ножу профессионально-заинтересованным взглядом, затем поднял равнодушный взгляд на Терезу – вроде как равнодушный… если не считать зеленых сполохов, недобро вспыхнувших в глубине угрожающе расширившихся зрачков
- Ну и?...
Несколько секунд немигающие глаза оборотня не сходили с лица Аиды ( пальцы продолжали привычно управляться с обувью и пристраивать ножи за голенищами ),  затем Роджер встал, одел куртку и не оглядываясь вышел на лестничную площадку. Прикрыв за покинувшей квартиру вампиршей дверь, оборотень молча и требовательно протянул руку – комментарии и пояснения, что именно требуется, были, как говорится, излишни. Повернув ключ в замке, Роджер сунул его в карман – и зашагал вниз по лестнице, слыша за спиной звонкое цоканье каблучков Аиды. Менее чем через минуту  он и его спутница достигли нижней площадки подъезда и вышли на улицу.

-------- Южная Часть Сульфиона,  улица

0

41

На мысленный вопрос вампирша даже и не удосужилась ответить. “Сперва устроюсь в городе, а потом посмотрим, что и как…ты главное, не надоедай мне сильно, а так же не дай себя убить кому-нибудь “левому”  раньше времени”
Ключ она отдала оборотню без промедления: “Знаешь, а мне будет интересна твоя реакция, когда, придя домой, ты обнаружишь там меня, такую всю милую, можно сказать домашнюю, например, готовящую ужин для своего “ужина”. Может быть, так и сделаю…” - она усмехнулась по себя.
“А вот теперь ответь мне на один вопрос: ты меня совсем не опасаешься, раз спокойно позволяешь оставаться за спиной, а, милый? Или страдаешь завышенным самомнением, думая, что ты мне настолько нужен (хм….вернее приятен), что я не буду этого делать? Ммм….возможно в чем-то ты и прав, я не хочу вот так сразу и быстро всё закончить..”
На улице царил все тот же сырой осенний ветер, как только они вышли из дома и первый его порыв коснулся лица вампирши, она сразу же придвинулась ближе в оборотню и положила руку на его талию, как бы говоря: "Обними меня! Так будет лучше..." То что это снизит их скорость передвижения ее по всей видимости, совершенно не волновало.

-------- Южная Часть,  улица

0


Вы здесь » {Танцы на стекле} » {Южная часть} » Сенто-Рио, 37, квартира №9