{Танцы на стекле}

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » {Танцы на стекле} » ~Дневники~ » Разорванное небо


Разорванное небо

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Маленький блокнот с пожелтевшими  от страрости страницами, рассекаемыми аккуратным бисерным почерком.
Некоторые записи - особенно в первой исписанной четверти - блокнот исписан на неясном каверкаемом языке. Где-то примерно с середины начинаеются тексты выполненные на не слишком грамотном  итальянском..
Под некоторыми записями расположеные небольшие рисунки, наброски и формулы, имеющие совершенно бредовое значение

0

2

kikiude ni genjitsu o tori. mou kataude ni doutoku o kazashi
mune no oku ni ai o tomoshite atama no naka de tenbin ni kakeru ussou to shigeru yami no naka jibun no kage o kakusu you ni kitanai SOROBAN hajiku oto nari hibiku
sekai yo tomare.
kanjou wa jama ni naru dake no sekai sa uchikoroshitekure yo tenbin ni kaketa no wa dari. SOROBAN de hajiku no wa dare? HAAMERUN no fuefuki wa dare? ookami shounen wa ittai dare? sonna no doudemo ii hodo ima kimi o aishiteru yo.
  Hana yo ima sakihokore boku ni oshiete okure ima koko ni ikiru imi o asu ga kuru wake.
  Kikiude ni yokubou o mochi mou kataude ni haitoku o kakushi mune no oku ni ai o tozaseba atama no naka de seija ga warau akichi ni saku kenage na hana furisosogu hikari o ubau BIRU ga sobietachi.
Hitobito wa sono BIRU ni me o kagayakase yagate hana wa kokyuu o tometa kaze ga tada yasashiku nadeta, kaze dake ga yasashiku nareta.
  Ikiru koro sore wa nani mo mienai yami no naka o samayou you na shinu koto sore mo mata yami owari wa keshite hajimari dewa nai dakara koso ima yami o terasu saikou ni naru you inochi moyasu kagayaki o hanatsunda ikiteru akashi hakanaku tsuyoku.

Hana yo ima sakihokore Kimi ga oshiete okure ima koko ni ikiru imi o asu ga kuru wake o itsunohika shiniyuku boku wa kimi ni nani ga dekiru darou hi wa nobori hikari wo sosogu towa ni kono sekai ni.

0

3

*Из старых воспоминаний*

-Дюма.. ты спишь?
Хенгу приподнялся на локтях и уставился в прогнутое днище верхнего матраса их двухъярусной кровати. Не скрипнуло ни единой пружины, но, тем не менее, с верхнего яруса донёсся голос его товарища по комнате - хотя комнатой это место назвать было трудно.. Так, чуланчик с окошком.
-Нет.
-Может быть, тебе все же следовало лечь на моё место?…
-Нет, - прервал его почти беззвучный сорванный голос. Сосед явно был не в лучшем расположении духа, - нет, Хенгу, все в порядке. Правда.
-Я в этом не уверен..
-Не волнуйся. Не думаю, что утром ты проснёшься в луже крови.
Хенгу фыркнул.  Встав из постели, он обернулся и поглядел на соседа, вытянувшегося на животе. Одна его рука свисала с кровати, сжатая в кулак. Должно быть, так ему было легче справиться с болью. Взглянув в лицо соседа, Хенгу сочувственно качнул головой. Дюма выглядел неважно и даже жалко: глаза, обрамленные жуткими болезненными синяками, словно у трупа, были влажными от слёз, в точности, так же, как и посеревшее лицо. Искусанные губы кровоточили, едва ли слабее рваных ран на спине; волосы, отросшие за последний год всего-то до плеч, растрёпанные и немытые уже несколько дней придавали еще более гнетущий вид. Прижавшись щекой к жесткой подушке, Дюма, видимо тупо смотрел в глухую стену и жаловался Будде о своём горьком уделе.
Сегодня для Дюма был поистине страшный день, который, наверное, он не забудет никогда. Несколько дней назад от чумы начали погибать семьи рабовладельцев. Жуткая болезнь охватила больше половины Тыра и к несчастью как раз ту, в которой обитали Хенгу и его сосед по комнате, столь прославившийся во всех поселениях, как прокажённый сын сквиба, убитой несколько лет назад. Ожесточённые от горя, родственники погибших не нашли ничего лучше, чем обвинить в смерти родных именно Дюма и большинство жителей, даже рабов, которые хорошо знали Скосбра поддержали их. Сначала Дюма хотели казнить, но за недостатком доказательств максимум, что могли люди – присудить ему порку хлыстом.
В результате наказания сосед Хенгу еле живой был доставлен сюда… После нескольких часов обработки ран и прочего сон не шел к ни Дюма, ни к его товарищу…
-Скажи, это ты наслал на них чуму? - резко, чтобы Дюма не успел его перебить, спросил Хенгу, за что был награждён взглядом, достоянным взбешенного Цербера.
-Я не понимаю, почему все считают, что это я? Разве я хоть одним своим или действием за всю жизнь заслужил такого мнения? – громко прошипел изувеченный человек и громко застонал после неудачной попытки приподняться на  локте.
-Твоя мать была ведьмой, которая годами проклинала всё и вся без разбору, швыряясь подобными болезнями, словно рисом на свадьбе!- тихо проговорил Хенгу, наблюдая за тем, как друг приглушенно скулил, уткнувшись лицом в подушку. Человеку, знавшему Дюма лично много лет эта картина была немыслима. Что бы Скосбра, никогда не смевший показать лишней эмоции, вот так, не скрываясь, вопил от боли? Действительно, немыслимо.
-Ты прекрасно знаешь, что я не сквиб! То, что и месяца не проходит, как я сваливаюсь со своими болячками, еще совсем не значит, что я прокажённый! Я не делал этого, Хенгу. Я просто не умею этого делать.
-Но, возможно все изменилось? Нам только исполнилось семнадцать, возможно…
-О, нет, умоляю тебя, замолчи, - злобно каркнул Дюма и отмахнулся от друга рукой.
-Дюма…
-Заткнись, я сказал, и ложись спать!
Хенгу сокрушённо вздохнул. Что за человек такой? Не желает слушать других..
Он вновь улёгся на свой матрас, завернулся в тонкое одеяло и задумчиво уставился в тьму комнаты… На этот раз сон не заставил себя долго ждать и начал медленно, но настойчиво наливать веки раба тяжелым свинцом, в то время, как его друг ярусом выше продолжал отчаянно бороться с разрушающей болью во всём теле и обидой на глупых, несправедливых людей.
«И все-таки это был он,»-подумал Хенгу переворачиваясь на бок и проваливаясь в объятья Морфея.

0

4

Мои мысли – маленькие человечки. Они пританцовывают под звуки случайных мелодий, дрожат, опасаясь грубости, умирают, потеряв маленькое бледное пятнышко  на ночном небе. Они воскресают лишь при шепоте моём, стоит только губам, ссохшимся и слипшимся во сне, произнести страшное ругательство, обращенное к новым сумеркам. Мои маленькие, озорные, глупые, бегущие к рассвету человечки… Они совершенно не разбираются в жизни. Они не знают, что притяжение земное есть сила, противостоять которой невозможно, что музыка – это смех  бога, вера – свет, деньги – всё, воздух – дерьмо! Я мыслю. Я еще могу мыслить. Я могу посмотреть на это небо  и разорвать его на составляющие цвета одним лишь легким указывающим взглядом. Если я захочу, мои маленькие человечки устремятся туда, вдаль. Я мыслю, значит, я бегу. я еще жив.

0

5

Заговор порабощения воли.
Уйдешь-вернёшься, забудешь-вспомнишь, бежать захочешь - откажут ноги, пожелаешь крикнуть - вздохнуть не сможешь. Застынет ужас в глазах безумных.
И не спасёт тебя молитва - что в небо камень. Ты не сможешь спастись, от слова моего. Оно закон, которому придётся повиноваться. Ты не слышишь меня, да это не важно.Я уничтожу, отдам частичку себя Богу ради своей воли. Будь ты проклят, раб! Ничто не спасёт тебя! Повинуйся!

http://i041.radikal.ru/0712/53/a7eba5f8bdf4.jpg

Отредактировано Дюма (2007-12-07 16:15:56)

0

6

Проклятье сквиба.
Не жди ответа - глухие стены. Твоя дорога - болотом зыбким, в бреду горячем не жди покоя. И пот холодный, по коже ядом, в глаза вливаясь змеёю едкой, и вдох обрубит, и горло сдавит. И грудь застудит, согнутся плечи, взликует морок, ломая дух твой. От судорог живот сведёт. Кричащий узел внутри совьётся гудящих стонов и черной желчи. Пылают мысли и плавится слово. Не жди пощады, не плачь, не бейся. Пронзает сердце и боль чужая, и ярость света, и холод мрака. На крови горькой, на коже хладной, клеймом проклятье до срока ляжет.
Авт. Вальгаар

Отредактировано Дюма (2007-12-11 14:07:18)

0

7

Более, мы не сможем жить друг без друга. Наши личности воссоединились, словно сросшиеся корни, каждый из нас великолепно чувтвует друг друга, ведь мы вместе идём по этой дороге уже много лет. Наши пути неразделимы и никто из нас не сойдёт с тропы, ведь тогда потянет за собой другого.
Общие ошибки, общие и задумки. Только мнения разные. Лишь два различных характера: горящее неистовое пламя и холодный расчетливый лёд.
Это вечная война внутри одного флакона из плоти и крови. Две безумные по сути своей души, любящие и ненавидящие друг друга, но ничего уже не имеющие возможности сделать. Судьба такая, жить в мучениях, пока жив один из нас.
Какая ирония. Здесь уже нет жертв, только паразиты, мучающие и вытягивающие друг из друга последние соки.
Мы навсегда останемся вместе, нас сковало Проклятье.

Отредактировано Дюма (2007-12-27 20:20:54)

0

8

Одной рукой ты хватаешься за действительность,
второй - защищаешь моральность
ты оживляешь любовь глубоко в сердце,
оцениваешь вещи на чашах своих весов в голове,
в густой, вязкой темноте
ты прячешь собственную тень
эхо звуков, что идут от счётов
мир, прошу, остановись!

В этом мире, где чувства - лишь помеха
застрели, убей меня!
кто же измеряет всё на весах?
Кто пользуется счётами?
Кто играет на Гамельнской флейте?
Кто тот мальчик, что кричал "волк"?
Вместо того, чтобы думать обо всём об этом
сейчас - я люблю тебя!

Расцветающий цветок,
прошу, скажи мне,
Каково значение жизни здесь и сейчас?
В чем значение того, что наступит завтра?

Одной рукой ты тянешься к страсти,
Второй - прячешь безнравственность
если бы ты смог спрятать любовь глубоко в сердце,
то святой, живущий у тебя в голове, посмеялся бы
храбрый цветок, что растёт на свободном кусочке земли,
его окружают вздымающимиеся к небу, загораживающие солнце здания,
отражающиеся в людских глазах
и вот вскоре цветок перестаёт дышать
и только тихий и мягкий ветер дует
один только ветер остаётся ласковым

Что касается жизни - так это
словно скитания в темноте, где ничего не разглядеть,
а что касается смерти - так это та же тьма,
и "конец" - это вовсе не "начало",
поэтому зажигать свет во тьме нужно уже сейчас,
чтобы душа разгоралась, насколько это только возможно,
после высвобождения этого сияния
доказательство жизни не сможет износиться, и мы станем сильными

Расцветающий цветок,
ты показал мне,
В чем значение жизни здесь и сейчас,
В чем значение того, что наступит завтра,
когда-нибудь я умру,
что я могу сделать для тебя?
Лучи восходящего солнца
вечно освещают этот мир.

0

9

очень понравилось

0


Вы здесь » {Танцы на стекле} » ~Дневники~ » Разорванное небо